Народный герой

09:36
Очерком о сравнительно недавно погибшем друге и сослуживце, и о незаурядном событии чествования защитников Украины в Кропивницком поделился военно-политический эксперт, полковник запаса Рафаэль Люкманов, сообщает "Украинский диссидент".
Домашние хлопоты затягивают. Вот и в то утро четверга телефонный звонок с незнакомым номером раздался неожиданно. Приятный женский голос: “Ваша статья про Юрия Олефиренко. Вы очень тепло написали про него. Мы бы хотели, чтобы вы его представили на церемонии награждения Народным Героем в Кропивницком. Церемония завтра. Утром выезжаем на автомобиле. У вас получится?”. Сразу же в голове пронесся вихрь мыслей.
Всплыло все. От момента первой встречи ярким солнечным днем в расположении 9 отдельной бригады Специального назначения, до прощания с бесконечно добрым человеком в его родном Кировограде… Конечно могу! Форма одежды, в какое время выезд, к чему быть готовым. Весь день прошел под впечатлением от разговора. Позвонил друзьям, с которыми мы все вместе служили и съели пуд соли, предупредил о событии, договорились о встрече. Утром увидел эту удивительную женщину. Коротко – это, как я понимаю вы? Меня зовут Валентина Леонидовна, но можете называть меня Мэм. Так проще. В дороге, естественно, мы не молчали. Она рассказала о своей жизни, я вкратце рассказал о себе.
Действительно, Земля круглая, а как говорили у нас в спецназе: она имеет форму чемодана, и он застегнутый. Все ребята, которые служили в нашей системе или непосредственно знали друг друга, или были знакомы максимум через два рукопожатия.
Вот и Мэм встретила впервые этого смуглого паренька в Кабульском госпитале в то далекое время, когда Юра еще был на срочной службе в 668 отдельном отряде специального назначения. У них созвучные фамилии. Так и стали с тех пор они называть себя – тетя и племянник. Много утекло воды с той первой встречи. Племянник успешно служил в своей родной бригаде, где проходило его становление как офицера.
Оттачивал профессиональные навыки, навыки работы с людьми, методическое мастерство… Нужно сказать, что служба в войсках специального назначения имеет свою тонкую специфику. И она напрямую связана с теми задачами, которые по боевому применению необходимо выполнять.
Это длительное нахождение в тылу противника со своей группой, и не просто нахождения, а выполнения задач в условиях полицейского и контрразведывательного режима, жесткого противодействия со стороны войск охраны тыла и все это при дефиците сна, питания и ограниченного водного ресурса, в любую погоду.
До сих пор, когда на улице идет снег или дождь и все это сопровождается ветром, мы говорим – разведчик такую погоду ждет с шестого класса.
Эта специфика накладывает отпечаток на взаимоотношения в коллективе.
У нас совершенно спокойно можно было услышать обращение между офицерами и солдатами, сержантами по имени и отчеству. Спокойное общение, чего практически невозможно представить в пехоте. Но ни о каком нарушении субординации не могло идти и речи! Да, в поле командир управляет своей группой, парашюты такие же как и у солдат, рюкзаки и груз точно такой же (а скорее и больше), вооружение и снаряжение одинаковое, точно так же глотает километры, выплевывая легкие… Но груз ответственности за выполнение задачи, груз ответственности за подчиненных неизмеримо больше. И солдаты это понимали.
Именно уважительное отношение к подчиненным и характеризовало офицеров в наших войсках. Именно это и привлекало к ним людей. Именно эта черта и характеризовала Юру как командира. Именно эта черта и выделяла его уже на этой войне как командира территориального батальона, а впоследствии и командира морского спецназа.
В разговорах и воспоминаниях дорога пролетела очень быстро – вот и уютный город, успевший стать родным. Каждая улица хранит отпечатки событий того далекого довоенного времени, когда мы были молоды, уверены в своих силах и готовились к войне, когда на нас остальные смотрели несколько ошарашенно, мол о какой войне вы говорите?
Для чего вы мучаете себя и личный состав? Вам что больше всех надо? Мы никого не слушали, настойчиво делали свое дело и не ждали за это ни наград, ни благодарностей…
Мы всегда твердо знали – если завтра война, мы ее встретим достойно. Главное никому не верить и делать свое дело, как и нас в свое время учили. Печально, но в числе погибших спецназовцев 3-го полка были ребята, которые проходили у нас подготовку, но мотивация спецназовца пришла к ним слишком поздно…
Быстро прошла организационная часть мероприятия. Перед театром, возле родной части Юры стали собираться люди. Мы стояли, группа ветеранов 9-й отдельной Бригады СпН и говорили. Говорили про то, как Юра жил, как служил, вспоминали и смешное и печальное.
Вновь подходившие ребята интересовались – что, наконец-то Юру наградили Героем Украины? Нет, отвечал я. Это награда – Народный Герой, это признательность народа, которая стоит намного больше формального признания государством заслуг своего гражданина. Признание народа бесценно и живет в веках.
Трудно было говорить со сцены о уже погибшем в бою под Мариуполем товарище. Ком стоял в горле, потому что сердце никак не может смириться с тем, что его уже нет, твоего товарища, отличного офицера и достойного семьянина… Награду вручили жене. Никто и никогда не сможет оценить, в каком-то измерении то количество горя, которое обрушивается одновременно со словом вдова…
Затем награды вручали родственникам погибших защитников Родины, живым Героям…
Тяжело об этом писать, особенно тогда, когда с фотографии на вас смотрит молодая красивейшая женщина, а на сцене с ее портретом стоит маленький мальчуган, который уже никогда не сможет уткнуть свою мордочку в мамкину подмышку…
Вечная слава Героям! Будем жить!

"ФМ"

Share this

Related Posts

Previous
Next Post »